ЧАСТЬ ВТОРАЯ.СОЖЖЁННАЯ КНИГА 11 страница

Но возвращаться оказалось даже хуже, чем идти вперёд. Ветер бил прямо в лицо, буквально откидывая меня назад. Словно тот, кто управлял всем этим, не хотел, чтобы я вернулся. Сделав два-три шага, я в изнеможении упал на колени и закрыл глаза. Из-под век выдавилась единственная холодная слеза, которая незамедлительно примерзла к щеке. И в тот момент я почувствовал, что умираю.

Вдалеке раздался тревожный вой сирен. Они уже не сливались в один гул, как раньше, а распадались на несколько отдельных голосов, каждый со своим тембром, напоминая клич волчьей стаи, которая увидела добычу.

- Не надо, - прошептал я, не открывая глаз. – Не сейчас.

Поздно... Снег таял в воздухе, не долетая до земли, и превращался в проливной дождь. Мир пришёл в движение, пульсируя в медленном кровавом ритме. Сирены ревели ещё несколько секунд, потом с головокружительной скоростью умчались куда-то за горизонт. Своё дело они сделали.

Я открыл глаза. Под ногами решетка, а под ней – ничего. Ухмыляющаяся пустота. С возвращением.

Я медленно повернул голову в сторону озера. Туман пропал, и я наконец смог увидеть главную достопримечательность Тихого Холма. Она меня не разочаровала.

Озеро было большим. И очень красивым. Даже в темноте оно не теряло молчаливого очарования, которое не могли передать никакие фотографии в буклетах. Поверхность воды нигде не рябилась и не волновалась. Озеро было абсолютно невозмутимо – как тёмное вино, налитое в бокал. Грустное, таинственное... прекрасное. Я легко мог представить, как на дальнем берегу сидит одинокий молодой музыкант и играет на скрипке заунывную мелодию, черпая своё вдохновение от неповторимого пейзажа. Или такую же молодую супружескую пару, которая сидела на берегу целыми днями, взявшись за руки и просто глядя в бездонные глубины. Целыми днями... Наверное, совершенно серьёзно подумал я, Г. М. тоже писал бы гораздо лучше, будь у него коттедж на берегу озера Толука.

«Так вот ты какой...»

Я поднялся на ноги, очарованный и возбуждённый, забыв о недавнем морозе и кошмаре, творящемся вокруг. Я наконец понял, что на протяжении многих лет привлекало людей в этот ничем не примечательный захолустный городишко. Не рестораны с местными рецептами, не грязные мотели и даже не возможность поживиться дешёвыми наркотиками. Это озеро... В нём была сила, которую явно или неявно ощущал каждый, кто смотрел на него. Тёмная сила. О таких местах в старинные времена любили слагать легенды. Эти чудища, выплывающие из голубой пучины, эти руки утопленников, тянущиеся к рыбакам сквозь толщу воды...

С трудом я заставил себя очнуться. Озеро гипнотизировало меня, как змей лягушку, и я даже не знаю, сколько стоял, уставившись на его безжизненные просторы. Во всяком случае, холод, сковывавший руки и ноги, успел к тому времени бесследно исчезнуть.

Присмотревшись, у самого берега за одним из гаражей я увидел слабый огонёк. Лодка? Факел? Определить это, стоя здесь, было невозможно, нужно было подойти.

Я пошёл на свет, как мотылёк. Когда зашёл за гаражи, глаза выхватили в темноте контуры грандиозного строения, возвышающегося над озером. Это был маяк в форме цилиндра. Сейчас он, конечно, не горел. Я сомневался, используется ли он вообще для освещения. Навигация в озере не требовала таких больших строений. Скорее, маяк служил удобной обозревательной площадкой для туристов, желающих полюбоваться озером. Вполне разумно...



Светлячок постепенно рос, превращаясь в освещённый круг иллюминатора. Здесь стоял небольшой катер, припаркованный к причалу. Сам причал показался мне примитивным и обветшавшим, но я понимал, что это могут быть просто последствия «обратной стороны», меняющего всё.

У иллюминатора был виден чей-то силуэт. Определённо, человеческий. Это само по себе было хорошо, но... немного странно. До сих пор на «обратной стороне» я видел только одного человека, кроме себя – Лизу. Но Лиза осталась в госпитале. Кто там, в катере? Ужли рыбак, который умудрился провалиться в другой мир?

Между катером и причалом была брошена узкая длинная деревянная дощечка. Осторожно балансируя на ней, я перебрался на борт. Лодка мерно покачивалась, вызывая лёгкую тошноту. Несколько минут я потратил на поиск невидимой в темноте двери. За дверью был трап, ведущий вниз. Я спустился, с отвращением глядя на мелкие липкие существа, ползущие по стенам. Другой мир не лучшим образом сказывался на благосостоянии посудины.

Открыв следующую дверь, я прищурился от яркого света, ослепившего меня. Кто-то стоял у рубки и светил мне фонарём прямо в глаз, а я не мог его видеть. Я вспомнил про инцидент в госпитале, когда пуля доктора чудом разминулась с моей дражайшей головой, и поспешно продемонстрировал обитателю каюты свои пустые ладони, покорно замерев на месте. Мысленно подготовился представиться и объясняться, как вдруг луч фонаря скользнул вверх и я услышал знакомый голос:

- Гарри, это ты?

- Да, – я растерянно опустил руки. Что за чёрт?.. – А кто вы?

Луч фонаря взметнулся по стеклу окна, совершил оборот и осветил лицо своей владелицы. От удивления я аж присел на месте:

- Сибил? Как ты сюда попала?

- Увидела огонёк на причале и пришла проведать, - Сибил снова посветила фонарём мне в лицо. – Я же знала, что ты всё равно придёшь на озеро за дочерью.

Логично, обречённо подумал я. Впрочем, как и всё, что делает Сибил. Не то что глупый напуганный бумагомарака, тыкающийся куда попало безо всякой системы.

Но... что-то всё равно было не так. Несмотря на всё, какая-то часть мозга отказывалась верить, что полицейская в самом деле стоит передо мной. Её здесь не могло быть. Почему – не знаю. Просто не могло, и всё тут.

- Понятно, - я мотнул головой в сторону и прищурился, намекая Сибил, что фонарь неплохо бы и убрать. – Рад, что ты здесь.

- Я тоже, - Сибил положила фонарь на рубку и подошла ближе. Я получил возможность осмотреть её получше. Сибил выглядела, как и раньше: без единой царапинки, форма с иголочки, лицо спокойное, а на губах играет лёгкая скептическая улыбочка. Я даже позавидовал ей. Рядом с ней я наверняка выглядел ходячим трупом недельной давности.

- Гарри, а куда ты вообще пропал? – Сибил взглянула в мои глаза. – Я хочу знать, что происходит. Что творится с этим городом?

Если бы я знал... Так я и хотел ответить. Да, я мог бы рассказать Сибил о мёртвых медсёстрах, о пчеле с человеческой головой и о лопастях, выросших посреди улицы, но зачем? Ничто из этого не объясняло происходящего. Да и потом, Сибил не видела «обратной стороны», не становилась свидетельницей того кошмара, что видел я. А без этого ей не понять. Мой рассказ покажется ей бредом сумасшедшего.

«Обратная сторона»...

Стоп, осенило меня. Вот оно что! Что я думал – Сибил никогда не была на «обратной стороне»? Но ведь мы сейчас как раз там и находимся! Этот снег, превратившийся в дождь, эта решетка вместо асфальта... Но Сибил здесь, со мной! Мы оба...

Я оглядел каюту. Где были мои глаза? Каюта напоминала салон выброшенного на свалку автомобиля. Насквозь проржавевшие стены, навигационные приборы, покрытые солёной окисью, руль, переломанный пополам...

Да. Свершилось. Другой мир начал поглощать в себя не только меня и Лизу, но и всех остальных. Раковая опухоль, терроризирующая город, прогрессировала. Вот что казалось мне неправильным, когда я увидел Сибил на фоне всех этих прелестей.

- Возможно, я говорю впустую, но постарайся меня выслушать, - я говорил медленно, чётко выделяя каждый слог. – Ты должна мне верить. Я не сумасшедший и не собираюсь тебя напугать или обмануть. Надеюсь, ты это понимаешь.

Сибил серьёзно кивнула, выказывая готовность слушать.

- Сначала я подумал, что свихнулся, - сказал я. – Но теперь понял: свихнулся не я, а весь этот город, Тихий Холм. Все эти чудовища... Это влияние другого мира. Из чьих-то ночных кошмаров они приходят к нам. Этот мир похож на наш, но в то же время в нём неправильно абсолютно всё. Там царит полная темнота, и вместо снега идёт проливной дождь... Знаешь, мне кажется, ЭТО становится сильнее и всё больше поглощает в себя настоящий город. Кажется, я наконец понял, о чём говорила та леди Гиллеспи.

- Гарри, погоди минутку, - Сибил положила руку мне на ладонь. – Ты объясняешь слишком быстро. Я не совсем поняла, что ты имеешь в виду.

- Да посмотри ты вокруг! – взорвался я. Её скептицизм всё больше доводил меня до белого каления. – Разве не видишь, что происходит?! Взгляни хотя бы на эту каюту – ты где-нибудь видела что-то подобное? Я сам не понимаю, что происходит... Но неужели так трудно это заметить?

Сибил была ошарашена моей выходкой. Но, право, я не мог более сдерживаться. Конечно же, сразу после своей речи я пожалел, что не удержал себя в узде, но было поздно что-либо менять. Отныне и навсегда для Сибил я стал клиническим психом, подумал я. Она ничего не сказала, и даже огляделась по сторонам, покорно изучая иззубрины на стенах, но я кожей почувствовал, как от неё повеяло холодцом. С минуту мы оба молчали. Я унимал сердце, решившее устроить в груди настоящий пикет, и исступлённо надкусывал не в меру развязавшийся язык.

Первым заговорила Сибил. Заговорила очень осторожно, выдерживая доверительный тон:

- Ну хорошо, и почему это происходит?

- Не знаю, - устало сказал я. – Знаю только одно: Шерил там.

- Там? – Сибил вскинула брови.

- На «обратной стороне», - я уже разговаривал скорее сам с собой. - У того, кто создал всю эту темноту. Она где-то здесь, и ей нужна моя помощь... А я никак не могу её найти...

Слёзы атаковали подло и из-за угла, не дав мне даже времени отвернуться. Я так и захныкал, стоя перед Сибил. Хотел закрыть лицо руками, но солёный ручеёк уже тёк по лицу, капая на грязный пол.

- Извини, - сказал я, вытирая лицо рукавом. Слёзы всё множились и множились, не собираясь останавливаться. Я шумно втянул воздух носом. Не помогло. Если бы я был один, я бы сел прямо на пол посреди каюты и разрыдался в голос. А так я стоял, отвернувшись, и тихо вздрагивал плечами, выпуская в виде прозрачных капель воды всё, что скопилось во мне за этот бесконечный день. Сибил бережно приобняла меня сзади, и я вдруг остро почувствовал, что могу потерять и её – пожалуй, последнего человека, который мог меня поддержать не словом, а действием. И наконец заплакал. Мне не было стыдно из-за того, что я плачу. Нет, мне было стыдно из-за того, что я с упрямством осла теряю всё, что у меня ещё оставалось. Лизу, Шерил... И где мне теперь её найти на огромном берегу? В довершение всего я наорал на Сибил только из-за того, что она пыталась противиться кошмару, который нас окружал. Мне было стыдно, стыдно до того, что щёки горели алым румянцем.

- Гарри, весь этот ужас сделал большой удар по тебе, - шептала Сибил у меня за спиной. - Тебе нужен отдых. Нам всем нужен отдых...

- Сибил, я... – пролепетал я. Неизвестно, что я хотел ей сказать – может, извиниться за свою грубость, может, поблагодарить за всё, что она для меня сделала... Но как раз в этот момент, словно назло, проскрипела дверь каюты, и слова так и остались невысказанными. Сибил тут же подалась назад, схватившись за кобуру. Я тоже развернулся к двери, готовый, если что, броситься в бой. Слёзы прекратили течь так же быстро, как появились. Когда встаёт вопрос жизни и смерти, до сантиментов как-то руки не доходят.

На огонёк в нашу компанию пожаловала Далия Гиллеспи. Она стояла в своём извечном сером шале и с удивлением смотрела на моё заплаканное лицо. То есть «с удивлением» - это не совсем верно. Скорее, с презрением и даже какой-то ненавистью. Но я понял это позже. Тогда я воспринял выражение лица женщины именно как удивление.

Сибил положила руку на кобуру, но так и не решалась вытащить оружие. Она вопросительно взглянула на меня, и я отрицательно качнул головой.

- Это миссис Гиллеспи, - сказал я. – Помнишь, я говорил о ней?

- Демон вернулся к жизни.

Женщина, казалось, даже не размыкала губы. Слова истекали со стен, колючие и сухие, скребущие по ушам. Сибил озадаченно смотрела на Далию Гиллеспи, пытаясь понять, что за особа заявилась. Я же просто стоял и ждал, что на сей раз расскажет эта женщина, и слёзы просыхали на моём лице.

- Он здесь. Я слышу взмах его крыльев. - Далия нехорошо усмехнулась. – О да, я предупреждала. Я видела всё. Но никто не верил. Хотела бы я посмотреть на те лица сейчас.

Она уставилась прямо на меня, игнорируя Сибил. Я почувствовал, как её магнетическое воздействие снова начинает охватывать меня. Почему-то казалось, что мы оба стоим на краю гигантской каменной площадки, плывущей в океане тьмы. Сибил исчезла с поля моего зрения. Я видел только старое морщинистое лицо Далии.

- Демон, жаждущий жертв, поглотит землю. Я знала, что этот день придёт. Всё почти кончено – скоро он окутает город пропастью, печатью Самаэля. Если это произойдёт, всё исчезнет – даже днём солнце будет скрываться в вечной тьме. В город придёт смерть, и мы все будем гореть в адском огне. Все умрут...

«Замолчи! – захотелось закричать мне. – Замолчи, ради Бога!». Банальные слова и образы вдруг обрели ужасающую ясность. Ведь так оно и будет, верно? К этому дело и идёт. Геенна огненная, пышущая пламенем. Я увидел в её недрах крохотных людей, корчащихся в невыносимой боли посреди пламени. Я, Сибил, Лиза, доктор Кофманн... И Шерил... Вечные муки...

- Что мне делать? – взмолился я, протягивая руки к женщине. – Что?!

Она торжественно улыбнулась. Полная победа. В очередной раз. Бастион пал без единого выстрела.

- Останови демона, - сказала она. - Демона, который принял образ ребёнка. Останови, пока твоя дочь не стала жертвой. Прекрати этот кошмар.

Образ ребёнка?.. Так это всё она! Я воочию увидел девушку, которая преследовала меня с первой минуты моего пребывания в городе. Вот кто всё это вытворяет... Мог бы и сам догадаться. Алесса, так её зовут, кажется?

- Где демон?

Я даже не поинтересовался, каким образом, собственно, я могу его победить. Жаждал только побыстрее добраться до логова ненавистного демона, а там видно будет.

Правой рукой Далия Гиллеспи указала в сторону озера. На его костлявом пальце блестело серебряное колечко.

- Маяк на озере...

Левая ладонь взметнулась в противоположную сторону:

- ... или парк развлечений. Одно из двух.

Я посмотрел в иллюминатор. Отсюда была видна только нижняя часть маяка, и смотрелась она довольно зловеще. Как замок с привидениями, возвышающийся над скалистыми горами. Самое место для обители демона.

Чья-то рука опустилась мне на плечо. Я совершенно забыл о Сибил у меня за спиной, так что едва удержался от испуганного возгласа. Она выглядела решительно – улыбка исчезла с губ, а заряжённый пистолет уже находился в её руках.

- Гарри, - серьёзно сказала она, - я не совсем понимаю, что происходит, но если эта леди говорит правду (она смерила Гиллеспи холодным оценивающим взглядом), то нам стоит разделиться, чтобы не терять времени зря. Если будет шанс, мы спасём твою дочь, обещаю. Я пока проверю парк, а ты иди на маяк.

Она протянула мне фонарь:

- Бери. Там темно, он может тебе понадобиться.

Я машинально подставил руку, и на ладонь легла тёплая чёрная рукоятка.

- Будь осторожен.

Коротко кивнув в сторону Далии Гиллеспи (я интерпретировал этот жест как: «А с вами мы потом поговорим»), Сибил пошла к выходу. Она испытывала облегчение. Перед нею наконец-то встала конкретная задача, которую требовалось решить.

Я окликнул её:

- Сибил...

Она остановилась, оглянулась. Я хотел сказать много чего, но в который раз обнаружил в своей голове зияющую пустоту. Может быть, этот вездесущий чёрный вакуум постепенно забирался и мне в мозг? Кончилось тем, что я выдавил из себя единственное слово:

- Спасибо.

Сибил открыла рот, закрыла. Пожалуй, слов тут не требовалось, она и так поняла всё. Взмахнув на прощанье рукой, она скрылась за дверью. На том закончился наш последний разговор. В следующий раз, когда я говорил с ней, она навряд ли слышала мои слова.

Сибил ушла. Мне тоже стоило поторопиться. Я взглянул на фонарь, оставленный ею. Хороший полицейский фонарь, не чета прежнему барахлу. Яркий, длинный, надёжный. Пожалуй, даже можно использовать как дубину.

- Помни о том, что поможет тебе.

Вздрогнув от неожиданного голоса, я направил луч на стену. Далия Гиллеспи стояла на прежнем месте.

- О чём?

Она указала на острый кончик пирамидки, торчащий из моего кармана:

- Фларос. Без него тебе не одолеть демона.

В сердце закралась ужасная догадка. Если без Флароса демона нельзя остановить, то...

Я выломился на палубу, распахнув дверь одним пинком.

- Сибил!

Она не могла далеко уйти. Я пробежал к корме, выкрикивая её имя. Дождь барабанил по металлу корпуса. Доска, брошенная от борта к берегу, блестела в лучах фонаря. Я задержал дыхание и ступил на неё. Не хватало ещё бултыхнуться в воду...

- Сибил! – прокричал я, оказавшись на берегу. Фонарь освещал только пустой причал и разрисованные синими номерами стены гаражей. – Сибил!

- Она далеко.

Я обернулся. Силуэт Далии Гиллеспи чётко вырисовывался у кромки палубы.

- Тебе её не догнать. А время на исходе. Если тебе сколько-либо дорога твоя дочь, немедленно иди на маяк.

- Почему вы не сказали раньше? – в бешенстве прокричал я. Волосы намокли и прядями упали на лицо. – Почему?

- Посмотри, на чём ты стоишь.

Я направил луч себе под ноги. И увидел, что мои ноги ровнехонько вписаны в кровавый треугольник, нарисованный на решетке. Треугольник в свою очередь был вписан в правильный круг.

- Что...

Когда я поднял голову, женщины на палубе не было. Я подумал, что Гиллеспи свалилась в озеро – так быстро она не успела бы никуда уйти. Вот чёрт!.. На всех парах подбежав к берегу, я взглянул вниз. Капли дождя образовывали на поверхности маленькие кружочки. Никого.

Какого...

Наплевав в душе на всё, я ринулся к маяку. Нужно просто дойти, и всё будет кончено. Туда вёл длинный и отвратительно узкий деревянный мост. Вода плескалась по обе стороны от меня, вода была под настилом, вода лилась сверху. Не иначе, начался второй потоп. Кто-то не желал, чтобы я дошёл до серого цилиндра, возвышающегося впереди в ста метрах. Я услышал далеко за собой поскрипывание досок. Нечто шло за мной, чтобы настигнуть и не дать спасти Шерил. Чёрта с два. Иногда я соскальзывался и падал на колени, но тут же вставал и бежал дальше. Маяк медленно приближался, разрастаясь в стороны. А расстояние между мной и страшным поскрипыванием сокращалось. Силы таяли, и я вдруг испугался, что не дотяну. Но моя фора всё-таки была слишком большой. Через минуту я, задыхающийся и с негнущимися ногами, ворвался в будку маяка. Из интерьера здесь была только крутая винтовая лестница, вьющаяся вокруг единственной каменной колонны. Схватившись за поручень, я начал силой проталкивать себя наверх. Ноги просили, молили, кричали об отдыхе, но я сейчас не мог себе этого позволить. Преследователь был где-то рядом, а с другой стороны мне почему-то казалось, что я опаздываю самую малость, чтобы вызволить Шерил из власти демона. Это заставляло меня совершать один оборот за другим вокруг нескончаемой колонны, обливаясь потом. До чего же высок этот маяк... Пол остался далеко внизу, я находился между небом и землёй, повисший в пустоте. Ещё один оборот... Какие же здесь древние ступеньки! Того и гляди провалятся под ногами, как в торговом центре. Я выкинул дурную мысль из головы. Сейчас, ещё немного... Ну когда же крыша? Сердце отказывалось перекачивать кровь в бешеном темпе. От нехватки кислорода у меня темнело в глазах; свет от фонаря то приближался, ослепляя сиянием, то исчезал вовсе. Близок был предел. Нечеловеческим усилием я перетащил ногу на следующую ступеньку. Всё, конец, я больше не могу...

... и ткнулся плечом о дверь.

Я пришёл!

Издав нечленораздельное мычание, я распахнул дверь и буквально кулем упал на крышу. Здесь, на высоте ста футов, было всё то же самое, что и на причале, но помноженное на два: ветер свирепствовал с удвоенной силой, дождь лил в два раза гуще, и даже темнота... Электрический луч преодолевал дважды меньшее расстояние.

И что я могу, безнадёжно думал я, распластавшись на крыше. После проделанного спринта я ни на что не способен. Бежать и разрывать лёгкие, чтобы пасть перед носом у демона и покорно подставиться под заклание?..

Я с трудом приподнял голову, изучая площадку. Никого. Меня обманули. Всё зря.

Да нет, вот же она – тварь, отнявшая у меня дочь. Стоит в десяти шагах, облачённая в синюю школьную форму, и наблюдает за мной. Знает, что я ничего не смогу ей сделать, получает удовольствие от моего бессилья.

Та, которую звали Алессой, и в самом деле была здесь. Была, но уходила. Очертания девушки таяли, обретая прозрачность. Она убегала от меня. Этого нельзя было допустить. ЭТОГО НЕЛЬЗЯ БЫЛО ДОПУСТИТЬ!

- Верни... – прохрипел я, пытаясь встать. – Постой!

Фларос, ну где этот хвалёный Фларос?! Я засунул руку в карман, но там – невероятно – было пусто. Неужто выронил, когда бежал по мосту, и спасительная пирамидка сейчас покоится на дне озера? Не может быть, я положил её вполне надёжно... А может, это демон каким-то образом обезоружил меня?

Нет. Это другой карман. Пирамидка лежала в правом...

Слишком поздно. Когда я наконец коснулся Флароса, демон успел исчезнуть окончательно. На месте, где стояла девушка, не осталось даже отпечатков ног. Я был на крыше один с не в меру распоясавшимся штормом.

- Стой...

Я посмотрел на свои трясущиеся руки. Всё кончено. Я не оправдал ожиданий Далии. И скоро...

Только в этот момент я увидел, что по всей поверхности крыши размазан густой тёмно-красный состав. Огромная печать Самаэля фосфоресцировала алым отблеском и, как показалось мне, слегка вибрировала, источая отраву. Меня шатнуло на месте. Я закрыл глаза и поднял лицо, подставляя щёки беспощадному дождю.

«Кто-нибудь, заберите меня отсюда, - подумал я, обращаясь к безмолвным небесам. – Я так больше не могу. Я хочу уйти. Нет, правда».

Когда я вновь поднял веки, на небе Тихого Холма появился косяк белых огней, мчащихся на умопомрачительной скорости в сторону маяка. Огни перемещались плавно и без малейшего шума, увеличиваясь на глазах. Они направлялись ко мне. В кои-то веки мой зов был услышан.

НЛО. Неопознанные летающие объекты – вот как это называется. В Тихом Холме их видели, и не раз. Ну-ка, что там было, в той жёлтой статейке? «... курорт Тихий Холм неделю назад посетил НЛО»?

Мне стало страшно. Сейчас, не более чем через минуту, странный косяк достигнет маяка... и что будет дальше? Я хотел, чтобы меня забрали, и меня заберут, верно?

Огни держали курс прямо на меня.

Но я не хотел, чтобы меня забирали! У меня была дочь, которой я должен помочь... Лиза... Сибил... Я не мог уйти. Это был бы наихудший выход из всех возможных.

Огни замедлились. «Но ты сам желал...»

«Это была минутная слабость, - уверял я неизвестно кого, не отрывая глаз от жуткой армады. – Я не хочу, чтобы меня забирали. Уходите. Летите прочь. Прошу...»

Огни повисли на месте, выбирая, простить меня или заставить отвечать за свои желания в полной мере. Эта секунда показалась мне часом. Но потом они снова сдвинулись с места и начали набирать скорость. Они удалялись. Грациозно, как стая белых лебедей. Спустя минуту небо над городом снова стало совершенно тёмным.

- Спасибо, - пролепетал я, хватаясь за ручку двери. – Спасибо.

Путь вниз я даже не заметил. Уж слишком велико было облегчение, охватившее меня. Я не пытался понять, что произошло – то ли меня действительно чуть не подняли на борт пришельцы с другой планеты, то ли это просто мой уставший разум. Но я уразумел, что в Тихом Холме, в спокойном лесном городке, были силы куда более могущественные, чем демон, о котором толковала мне Далия Гиллеспи.

Я выбрался из будки и вновь оказался на мосту. Дождь поутих. Озеро, десять минут назад бесновавшееся рваными волнами, утихомирилось. Настил моста не поскрипывал под чужими шагами. Оно и было понятно – Алесса ушла, и теперь меня незачем запугивать. Она ушла... куда?

«Маяк на озере, - снова услышал я трескучий голос Гиллеспи, - или парк развлечений. Одно из двух».

Значит, парк развлечений. Вот куда ушёл демон. И мне туда прямая дорога.

Следующая мысль заставила меня в который раз сорваться с места и терзать свои лёгкие. Я вспомнил, что Сибил направилась в парк. Она верила в силу своего пистолета и в незыблемые законы природы... но это не означало, что они и в самом деле незыблемы.

Теперь от моей скорости зависело две жизни. Шерил и Сибил. И я знал, что на сей раз наказание за оплошность будет соответствующей.

«Господи, лишь бы успеть...»

Я взбежал на причал. В глубине души питал скромную надежду встретить здесь Далию, но на мокрой палубе никого не было. Разыскивать женщину по каютам не было времени.

«Хорошо было бы хотя бы примерно знать, где расположен этот парк, - думал я, когда бежал обратно на Сэндерфорд-стрит, - но он явно недалеко. По крайней мере, судя по интонации Сибил, когда она говорила это...»

Будь я в «нормальном» мире, я бы мог ориентироваться по информационным табло, которые помогали мне уже не раз. Но я находился на «обратной стороне» во власти тьмы, которая стремительно расширяла свои пределы. И помощников здесь у меня не было.

Сообразив, что возвращаться обратно в сторону мотеля нет смысла, я побежал дальше на запад, оглядываясь по сторонам. Но далеко не убежал. Внезапно решётка кончилась, и передо мной предстала чёрная бездонная пропасть. Хорошо ещё, что я в достаточной мере держал себя в руках и бежал осмотрительно, иначе быть бы беде... Я вслух чертыхнулся и ринулся обратно, даже не испугавшись как следует. Я опаздывал, безнадёжно опаздывал, и времени на размышления в стиле «а что, если...» уже не оставалось. Улица расступалась передо мной, пропитываясь тоннами воды. Ботинки так и норовили заскользить по гладкой решётке и вывести меня из равновесия. Время от времени нелепо размахивая руками, чтобы не упасть, я продолжал двигаться.

Но и здесь меня ждал провал, причём в буквальном смысле. Именно провал – бездна, непостижимым образом лёгшая поперёк улицы и отрезавшая мне путь. Дорога, по которой я пришёл в причал, исчезла.

- Этого не может быть, - сказал я, заглядывая в бездну. – Когда это успело произойти?..

А вот заглядывать не стоило. Я уже успел забыть свой печальный опыт в начальной школе. Пустота сразу начала притягивать меня своим манящим воздействием. Я пошатнулся, пятясь назад. Перед глазами поплыли большие серые круги.

Я был изолирован. Меня загнали в ловушку, заключили в клетку, как глупого кролика. Козни демона... Я вспомнил Алессу, её внимательный, хладнокровный взгляд и кисти, обезображенные давними ожогами.

- Да будь... Да будь ты проклята!

Мой отчаянный крик эхом прокатился по пустой улице. Но никто его не слушал. Я опять был один. Пропали чудовища, которые встречались на каждом шагу. Ливень, и то перестал идти. На небосводе не светилась ни одна звездинка. Я находился в самом глухом уголке безумного мира, созданного демоном в облике девушки.

Я поплёлся обратно по улице. Мыслей в голове не было, они словно заморозились. Я не знал, куда иду и зачем, чувствовал только полное опустошение внутри и горечь поражения. Демон всё-таки одолел меня. Конечно, кто я, хилый писака, против безграничной власти порождения тьмы... Мне не следовало рыпаться с самого начала. Он просто играл со мной, подкидывая один шанс за другим. И вот эта трогательная игра подошла к концу. Демону надоело со мной возиться.

Я был готов сдаться, но меня спас случай. Впрочем, не думаю, что это был случай в чистом виде. В городке под названием Тихий Холм ничего не происходило случайно. Если иной раз мне подпадал счастливый случай, значит, так оно было нужно. Так или иначе, бесцельно вышагивая вперёд, я вдруг споткнулся и оказался на четвереньках. Отделавшись лёгким испугом, я поднялся и глянул под ноги. Там валялась крышка канализационного люка, изрисованная некрасивыми узорами ржавчины. Ничего особенного... но если вдуматься, откуда она здесь взялась?

Я повёл лучом фонаря по решётке. В пяти шагах справа зиял сам люк, необычно широкий в диаметре. М-да, иронично подумал я, будь я чуть правее, вместо спотыкания мог бы заработать себе перелом ребёр.

Постой-ка, постой-ка... Почему этот люк открыт? Допустим, Сибил отправилась в парк и обнаружила все эти пропасти, взявшиеся из ниоткуда. Остановило ли её неприятное открытие? Конечно, нет. Сибил не я, она бы ни за что не отступила так просто. Наверняка она сразу подумала о канализации. Да, демон позаботился о дорогах... но был ли он настолько предусмотрителен, чтобы отрезать ВСЕ пути, ведущие из причала?

Сибил здесь не было. Значит, канализация куда-то, да вела. Я опустился на корточки и увидел лестницу.

«Начнём второе путешествие...»

Стены этой канализации была гораздо ниже, чем предыдущая. На стенах пробивался зелёный мох, сточные канавы пустовали. Деревянный настил под ногами угрожающе хрустел на каждом шагу. Спустившись вниз, я увидел на грязной дощечке пола едва заметный след ботинка. Кто-то здесь проходил, и совсем недавно. Сибил... Окрыленный успехом, я заторопился вперёд, молясь, чтобы проход не раздвоился.

С первых же шагов я убедился, что на этот раз жизнь под землёй мёдом не покажется. Болезнь, захватившая город по воле демона, входила в последнюю стадию. И свидетельством тому была эта Богом забытая клоака города, превратившаяся в калейдоскоп шизофренического ужаса. На стенах попеременно встречались нанесённые чьими-то дрожащими руками знаки. Все они выглядели удручающе одинаково – красный треугольник, вписанный в круг и испрещённый руническими символами. Печать Самаэля. Далия Гиллеспи говорила, что одним из знамений конца (боже, что за отвратительное слово) станет Печать, охватившая весь город. И я воочию видел её правоту.


9836856985433105.html
9836877713994879.html
    PR.RU™