УЧЕНИЕ ШАМАНА СЕРДЦА

Предыдущая10111213141516171819202122232425Следующая

Священное бытие нельзя предвидеть, с ним можно только столкнуться.

У.-Х. Оден

Она пахнет как теплая земля под дождем. Ее смех — как звон прохладного горного потока. Ее слезы истекают из ее огромного сердца, омывая ее кости там, где они проглядывают сквозь ее зеленое одеяние, создавая крутые склоны и каменные площадки. Она украшена гирляндами жемчужных цветов кизила и ярких вспышек триллиума. Деревья — ее бесчисленные возлюбленные и дети, она открывает себя тем, кто готов заглянуть в ее загадки.

Два огромных тополя прижались друг к другу как влюбленные. Просвет между ними - идеально ровный треугольник. Из глубин своего безграничного тела выступает форма, в которой я могу почитать ее. Прелестная женщина, позолоченная неровным светом, проникающим сквозь кроны деревьев, появляется меж гигантских тополей. Она зовет меня в свои объятия. Ее глаза темнеют, и она приглашает меня в колодец своей памяти. И моя радость мешается с горем. Я номшо древние раны, ошибки, потери в циклах никогда не подходящей к концу истории.

Позже я купаюсь на мелководье потока, ныряю, как лосось, в его глубины и несусь вместе с быстрым холодным потоком, распугивая форель. Я обсыхаю иод утренним солнцем, затем надеваю шорты и горные ботинки и отправляюсь по почти незаметной, изгибающейся тропинке в горы. Вскоре иод моими ногами она переходит в оленью тропу.

Я замечаю малиновый всполох среди мягкой зелени. Затем еще один. Я останавливаюсь, ожидая увидеть маленький цветок, но вместо цветка вижу то, что в других условиях могло оказаться мазком краски, по здесь это может быть только кровыо. Сердце начинает ныть. Я чувствую беспокойство о лесном создании, раненом и истекающем кровыо.

Мне необходимо найти того, кто ранен, и выяснить, что я могу сделать. Хотя до настоящего момента я и не замечал ничего, но теперь ясно вижу свежие следы на троне. Даже мне, с моим городским зрением, несложно следовать им. Недавние дожди размягчили почву. Когда я подошел к куче наваленных веток, мне показалось, что земля выглядит так, будто недавно через нее перевалилось тяжелое тело.

Склон становится все более крутым, но направление движения вверх не меняется. Мое дыхание становится тяжелым и прерывистым. Моя грудь блестит от пота, хотя чем выше я поднимаюсь, тем холоднее и темнее становится. Из леса струится туман, наполняя воздух будто дымом, заслоняя

солнце. Видимость падает. Я заставляю себя идти дальше, поднимаясь все выше, и мои усилия вознаграждаются, когда я вижѵ пару ветвистых рогов, движущихся надо мной туда, где покрывающая землю растительность скудеет, а тополя уступают место горному можжевельнику и невысокому кустарнику. Или мне только кажется? Могу ли я нагнать оленя, пусть даже и раненого, на моих неуклюжих ногах, привыкших к подстриженным лужайкам и городским тротуарам?



Когда я достигаю того места, где видел рога, я горько разочаровываюсь. Ветки сумаха выглядят как рога. Здесь, на каменистой поверхности, нет больше отпечатков копыт. Однако на коре дерева, названия которого я не знаю, я вижу влажное пятно, темное и блестящее. Я трогаю его указательным пальцем, пробую на вкус. Это может быть кровь. Или же это вкус у меня во рту, давно уже пересохшем?

Я вижу движение выше, почти у вершины. Олень там, я уверен, хотя туман мешает мне видеть. Я поднимаюсь еще на несколько ярдов. Туман расступается, и я могу его ясно увидеть. Он повернулся, чтобы посмотреть на меня. Он не двигается с места, пока я к нему подхожу. Я чувствую укол в сердце, когда вижу, что кровь сочится у пего из груди.

Теперь он развернулся, грациозно, как танцор, выполняющий пируэт, и исчез в тумане, клубящемся наверху’. Я не могу его видеть, но он указал мне направление. Я следую за ним через туман, который засасывает меня. Какое-то время я вообще ничего не ощущаю. Я встречался с этим природным явлением лишь однажды, когда угодил в снежную бурю па северо- востоке. Туман оборачивается вокруг меня как влажный хлопок. Я оступаюсь и падаю. Когда я встаю, то уже не понимаю, где восток, а где запад. В моем космосе остаются только две координаты — верх и низ.

Я взбираюсь вверх, всегда вверх. Дышать становится все труднее. Затем туман расступается, и я вижу бредущего впереди меня оленя. Туман истончается и становится прозрачным. Все наполнено исходящим неведомо откуда серебристым светом, чуть тронутым голубизной. Впереди расщелина. Олень прыгает, и мое сердце замирает, потому что его силы па исходе. Его прыжок неуклюж, и он опускается, чтобы приземлиться на ослабевшие ноги. Я боюсь, что он получит еще большие травмы.

Синева в тумане расходится и насыщается, как будто художник накладывает новый цвет на мокрое полотно. Глубина синевы прекрасна. Этот цвет можно уъидеть в пламени свечи или в чистой воде известнякового утцелья. Синева, казалось, поймала оленя и прервала его падение. Его ноги выпрямились, затем согнулись и снова выпрямились. Он больше не падает, не прыгает и не бежит. Он плывет в синем озере, которого просто не может быть. И он исцелен.

Это не может быть ничем иным, кроме миража, настаивает мое левое полушарие, озеро такого цвета из-за такой высоты. Если это озеро, то где берег? Туман не может просто стать синим озером, нарушая все законы природы. Я сплю? Боль в коленях и в икрах говорит мне, что, сплю я или же галлюцинирую, однако все равно нахожусь в физическом теле.

Олень исчез в глубинах синего озера. Что-то растет во мне, что пересиливает доводы разума. Как сказал Паскаль, причины сердца никак не связаны с логикой. Сердце — не голова — толкает меня в эту синюю глубь.

Я ныряю и поднимаюсь на поверхность, пытаясь задерживать дыхание. Неясные формы проплывают мимо. Огромный глаз, похожий на глаз синего кита, рассматривает меня. Мои легкие жжет, я пытаюсь добраться до поверхности... и понимаю, что ее нет. Картины моей жизни и из других жизней, знакомых и незнакомых, вращаются вокруг меня. Я знаю, что тону в этой зловещей синеве. Однако мои легкие полны озером, а я продолжаю дышать.

Волнообразным толчком меня выталкивает на берег. Я не могу сказать, где находится эта земля относительно того, откуда я прибыл. Склон горы выглядит так же, как и раньше, не считая того, что туман исчез и сейчас другое время сугок. Яркий лунный свет падает на деревья и силуэты, движущиеся между ними. Я снова вижу оленя. Он потряхивает своими рогами, гордый, добрый и целый, и спускается вниз по склону.

В воздухе чувствуется дым, и я следую за этим запахом. Когда я подхожу к огню, то ощущаю запах жареного мяса, и желудок начинает постанывать. Находясь под защитой каменистой горы, я смотрю вниз на индейское поселение. Меня удивляет присутствие индейцев в этих лесах; я думал, что жившие здесь чероки уже давно ушли по своим тропам слез. Я поражен тем, что эти индейцы живут согласно древним традициям, никаких тентов или решеток для барбекю. Они сделали простой навес из ветвей, ствола дерева и шкур, жарят мясо на вертеле над открытым огнем, а рядом на углях бурлит огромный котел супа. Некоторые из людей, собравшихся у костра, одеты в рубашки и простые платья, но эта одежда не была куплена в магазине. Это одежда сшита но старой моде и увешана различными украшениями и мешочками с лекарствами. Нет и намека на джинсовую ткань. Некоторые индейцы полностью одеты в шкуры и меха. Насколько я вижу, в лагере только женщины и дети, и еще есть пожилой мужчина, сидящий с трубкой недалеко от огня. Самые младшие дети нлотио окружили его и слушают, как он рассказывает о звездах, указывая своей трубкой на созвездие Тельца.

Я постепенно начинаю понимать, что прошел через врата времени. Я уже не в XXI веке. Я вижу белых людей в одежде прошлого. Они подкрадываются к деревне, и я интуитивно чувствую, что становлюсь свидетелем ужасного преступления. Белые люди пришли убивать индейцев и насиловать их женщин.

Я не хочу смотреть, но что-то заставляет меня остаться. Он предстает передо мной в человеческом обличье, но гораздо больше обычного человека. Его голова почти достигает верхушек деревьев. Рога — это не просто украшение, они являются его частью. Я уже встречал это существо прежде на горе в стране могавков и на землях моих кельтских предков. Я знаю этого Рогатого и доверяю ему больше, чем себе. Рогатый проходит через мое сознание. Он заставляет меня понять, что я должен увидеть и прочувствовать страдание людей, которым принадлежит эта земля. Это цена за дальнейшее знание.

Хотя меня трясет от горя и ярости, я следую его велению и заставляю себя увидеть, как прекрасную индейскую женщину насилуют грязные пьяные белые мужчины, а членов се семьи, пытавшихся защитить ее, убивают. Я продолжаю наблюдать с отвращением одну сцену жестокости за другой. Я вижу, как последние из людей, живших близко к этой земле и к сновидениям, вынуждены покидать свои дома и следовать длинной и печальной тропой на запад, оставив позади немногих разбежавшихся, как лисы, и прячущихся в горах, там, где пришельцы не смогут найти их.

В конце концов Рогатый подает мне знак, что я видел достаточно. Теперь, когда трагическая история этих людей прошла через меня и была навсегда впечатана в мое сознание и энергстичсскос поле, я готов к тому, чтобы встретиться с новым наставником — учителем, принадлежащим этой земле. Рогатый удаляется в лес, он оставляет меня наедине с новым учителем.

Вначале учитель выглядит как огромный человек с головой птицы. Птичья голова серого цвета, но я не могу определить, какой птице она принадлежит. Затем он предстает с человеческим лицом, окруженным солнечным свечением, лучи которого расходятся во все стороны. Его грудь огромна. Он открывает окно в себе и дает мне увидеть две камеры его сердца. Его сердце в два раза больше сердца обычного человека. Это - не результат какого-либо сердечного заболевания, это потому, что его сила и разум находятся в сердце. Он — повелитель сердца.

Он показывает мне, как он исцеляет и как могу исцелять я, открывая свое сердце. Он передает учение с помощью своего рода голографического фильма, разворачивающегося вокруг меня. Находясь внутри, я узнаю о древних ритуалах. Во время некоторых из них необходимо глотать сердца животных, чтобы впитать их способность к исцелению и их сенсорные способности. Мне показывают, как проводить энергетическую работу; чтобы помочь людям с сердечными заболеваниями. Я узнаю метод исцеления души, при котором человек, открывший свое сердце, полностью передает жизненную энергию, смелость (которую можно обнаружить только в сердце) и истину сердца кому-либо, кто готов их принять.

Я думаю о том, сколь многие из нас на протяжении жизни закрывают свои сердца, навсегда лишая себя возможности иметь мудрое сердце. Иногда мы закрываем сердце прочнейшим щитом в надежде, что таким образом сможем не чувствовать ни боли, ни горя. Иногда мы прикрываем свое сердце вуалыо, чтобы никто не мог нас видеть. Когда мы отказываемся от мудрости сердца, которое индейцы справедливо считали органом мысли и восприятия, эмоций, а кроме того, местом, где мы с наибольшей вероятностью можем найти личную истину, то перестаем знать, чего мы хотим или кто мы есть.

Сцена следует за сценой - так горный учитель напоминает мне, насколько более глубокими, мудрыми и наполненными будут наши жизни, если мы сможем вновь открыть сердце и вернуть энергию души. Она должна находиться в нашем сердечном центре, как это было в детстве, когда мы еще не потеряли дар удивляться и способность глубоко переживать радость и боль. Я понимаю, что снова получаю приглашение: приглашение, которое я получил во время перерождения, когда древние открыли мое сердце. Меня призывают возродить древние исцеляющие практики людям, которые жаждут вернуть жизненную энергию своей души, вспомнить истинные желания своего сердца и жить в соответствии с ними.

Учитель сердца — не просто учитель, он еще и воин. Я несколько напрягаюсь, когда он говорит, что он — мастер войн на уровне духов, потому что я так старался оставить позади воюющую часть себя и твердо пообещал никогда не использовать духовную силу ради нанесения вреда или манипулирования друтими людьми. Но Шаман Сердца терпеливо напоминает, что мы можем быть призваны использовать свои силы для защиты тех, кто не способен защитить себя. Он показывает мне, что есть существа, которые жаждут крови и жестокости, ради собственных целей они заставляют людей начинать войны и даже заниматься саморазрушением. Он показывает мне, как направил образы животных, чтобы те защищали его людей. Я помню, как Медведь однажды вышел из моего солнечного сплетения, чтобы защитить оленя от охотни ков-браконьеров. Я вспоминаю уткасные страдания коренных жителей этих гор и понимаю, почему я увидел все это. Я смотрю и учусь.

Горный мастер сообщил свое личное имя, и он также показал мне его написанным странными буквами, принадлежащими, видимо, алфавиту чероки. Но я знаю, что было бы неправильным печатать его личное имя в книге, так же как ирокезы сегодня предпочитают не произносить имя Примирителя вслух где-либо, кроме священного пространства. Поэтому я буду называть своего горного учителя просто Шаманом Сердца.

Те практические навыки, которые он мне предоставил, дали о себе знать сразу же. Через два дня после нашей встречи меня попросили поработать с женщиной, которая проходила через длительный и тяжелый процесс развода. Женщина сообщила, что чувствует вторжение энергии, чем-то напоминающей наконечник стрелы, засевший в ее пояснице и вызывающий жгучую боль в этом месте. Идя через луг в тот день, я вдруг почувствовал, что могу извлечь это из нее. К моему удивлению, я действительно достал нечто, что казалось иззубренной пулей, и стряхнул это на землю.

Шаман Сердца появился в моем сознании и сказал, чтобы я открыл сердце и позволил его энергии влиться в мое сердце, а затем — в сердце женщины. Происходила мощная и глубокая передача энергии. Я, под руководством Шамана, посоветовал женщине создать личный щит, украшенный изображением раскрытой человеческой руки, внутри которой были контуры медвежьей лапы. После этого я почувствовал себя заряженным энергией, хотя такого рода работа часто утомительна. Позднее женщина сказала мне, что боли в пояснице ее больше не беспокоили.

После возвращения в Нью-Йорк из Северной Каролины я продолжил размышлять о том загадочном синем озере, в котором исцелился раненый олень. Я начал изучать традиции чероки. В свежем собрании историй чероки, полученных от старшего поколения, я нашел информацию, свидетельствующую о том, что этот случай произошел на загадочной земле, хорошо известной коренным жителям Дымчатых гор.

В истории племени чероки мальчик отправляется в горы и замечает капли крови на упавших листьях. Он идет по следу животного, которым в этой истории оказался медвежонок с раненой ногой, поднимается вверх на гору, где животное исчезает в тумане, который затем превращается в синее озеро. Медведь плывет и исцеляется, как и мой олень. Другие раненые животные входят в озеро и покидают его, исцелившись. Мой Шаман Сердца не присутствует в этой истории, но в ней есть интересный разговор между главным героем и Великим Дутом Чероки, который говорит мальчику: «Передай своим людям, что если вы добры к животным и друг к другу7, то тоже сможете прийти сюда»[25].

Видимо, я проскользнул в тот же коридор и к тому же исцеляющему озеру, известному коренным жителям земли, на которой я побывал. Это напоминало мне случившееся со мной в стране могавков и в других частях Нового и Старого Света. Это стало настолько привычным для меня, что я пришел к убеждению, что врата в Другой мир находятся везде и, для того чтобы воспользоваться ими, необходимо просто изменить восприятие и свой энергетический знак. Определенно на нашей Земле существуют области силы и священные места, где завеса особенно тонка и путешествия между измерениями могут происходить гораздо быстрее и легче, чем обычно. Но где бы я ни находился, вместе со мной перемещается и центр нашей многомерной Вселенной. И мы можем объединяться, можем создавать места силы в иной реальности и приглашать туда других для исцеления, инициации, обучения и приключений.

Я хотел знать, знать немедленно: могу ли я пригласить и друтих людей искупаться в синем озере, которое мне показал олень. Я решил провести эксперимент и пригласить крут сновидцев, чтобы переместиться вместе с ними в мое пространство при помощи сосредоточения внимания и барабанов, звучащих в ритме сердца.

Я сплел портал из слов, пришедших из моего видения. С помощью своего голоса я направил их из комнаты к чистому, свежему воздуху лесов:

Среди зелени и цветов леса вы замечаете вспышку красного цвета, затем еще одну. Вы наклоняетесь, чтобы посмотреть, что это, и понимаете, что вы смотрите на капли свежей крови. Вы понимаете, что рядом

есть кто-то, кому нужна помощь. И хотите эту помощь предоставить, если это будет в ваших силах. Вы идете по следу, отмеченному кровью. Свежие капли крови заводят все глубже и глубже в лес. Ваш путь становится все тернистее и круче, пока вы не начинаете задыхаться.

Вы можете видеть раненое животное перед собой. Оно спотыкается, падает и снова встает, поднимаясь на гору. Вы поражены тем, как оно стремится взобраться на вершину.

Наконец вы приблизились к вершине. Раненое животное прямо перед веши. По тонкая паюса тумана спускается вниз, и животное исчезает в нем. Вы заставляете себя следовать в этом направлении. Некоторое время вы ничего не различаете. Но туман начинает рассеиваться, и вы видите удивительно синее озеро. Вы смотрите в глубокую синь и видите животное, плывущее под водой. Оно все плывет и плывет, затем делает круг и возвращается к вам. Когда оно выходит из синей воды, вы видите, что животное полностью исцелилось.

Пока вы пытаетесь понять, как такое возможно, птица со сломанным крылом тяжело падает в озеро. Вы смотрите в воду и видите, как птица плывет. Когда она взлетает с поверхности, она летит на сияющих крыльях, исцеленная и без каких-либо повреждений.

Более серьезно раненные животные и птицы приходят к озеру, и каждый раз, погружаясь в целебные синие воды, они выходят целыми и невредимыми. Нечто внутри вас говорит, что это не может быть правдой, что это всего лишь фантазия. Но ваше сердце знает, что это озеро может исцелить и вас в своих глубинах.

Сейчас откиньтесь назад. Дайте своему тепу расслабиться. Вы готовы перенестись в другое измерение, нырнуть в синее озеро и получить исцеление. Вы собираетесь окунуться в сновидение. Позвашпе барабанам облегчить ваш вход в синее озеро исцеления.

Мы делились поразительно схожими переживаниями в тот вечер, и некоторые участники полагали, что получили исцеление. Когда я направлял их в этом путешествии, я следил за тем, чтобы не сообщать им, какое именно раненое животное они увидят. Как я и надеялся, это привело к тому, что разные люди увидели разных животных. Животные и птицы, увиденные ими, отражали их собственные энергетические состояния и связи, а иногда — определенные эмоциональные или зависящие от состояния здоровья затруднения, тесно связанные с их чакрами. Одна сновидица увидела симпатичного щенка, наполовину придушенного прочным ошейником. Когда щенок исцелился в озере, она почувствовала огромное облегчение, как будто нечто, мешавшее ей говорить и вызывавшее заболевание, находившееся в области горла, исчезло. После путешествия она спела для пас, сказав, что никогда не сумела бы сделать это прежде.

Когда путешественники проследовали за животными и птицами в синюю воду, они пережили изумительные приключения в общей реальности, превосходящей наше физическое пространство. Некоторые из людей, нырявших в озеро, вошли в реальность, где доступны более глубокие уровни исцеления. Вот отрывок из одного рассказа о путешествии:

Я ныряю в озеро и... отзываюсь в океанических синих глубинах. Я вижу многих существ, проплывающих мимо: дельфинов, китов, акул, стайки рыб, кальмаров и осьминогов. Синий кит находится очень близко, и я плыву рядом с ним какое-то время. Он удивительно грациозен. Когда я присоединяюсь к синему киту, я больше не замечаю разницы в наших размерах.

Я погружаюсь глубже. Там, внизу, меня посещает чувство контакта с иным существом, существом, порождающим свой собственный свет, мягкое сияние. Тела этих существ напоминают мягкий подвижный коралл. Они могут менять форму и отращивать новые конечности (ипи органы?) очень быстро. У меня создается впечатление, что и они сами, и то, что они знают, может быть весьма полезным в лечении и укреплении костей, включая рост новой хрящевой ткани и избавление от болей в суставах. Мне кажется, что я лежу на гладкой поверхности океанского дна и исцеляюсь от боли в коленях и локтях, а мои суставы укрепляются.

Этот путешественник жаловался на сильную боль непосредственно перед путешествием. После путешествия боли не было.

Я верил, что следую тропой учения и целительства, показанного мне Шаманом Сердца, тропой, на которую я был призван Рогатым.

Островная Женщина и ее люди не оставили меня. Они желали большего. Я не был особенно удивлен встрече с шаманом древности в стране чероки, потому что знал: чероки — родственники ирокезов, и они разговаривают на сходных языках. Но я не ожидал, что ирокезы найдут меня в Калифорнии и призовут на место Льва, чтобы я открыл свое сердце.

Глава 6

ВРАТА К ПРАМАТЕРИ

Сказано было, что ты брат мой и товарищ, познай же себя, чтобы попять, кто ты есть.

Иисус, обращаясь к Фоме, в книге Фомы Атлета

Приключение продолжалось. Проснувшись тусклым осенним утром 2002 года, я обнаружил себя в другой спальне — в комнате мальчика, с односпальной кроватью, стоящей около стены, и с окном, в котором виднелись пятнистые стволы и эвкалиптовая зелень австралийских зарослей. Могло ли это место быть моей комнатой, в которой я жил в возрасте шести лет в Квинсленде?

Австралийские просторы стали более реальными, более определенными. Я все еще смутно ощущал свое тело под одеялом, там, в Ныо-Йорке, но позволил этой картине затуманиться и растаять. Теперь я снова лежал в мальчишеской постели в Квинсленде. Мне хотелось увидеть то, что находилось за окном. Я наслаждался видом зарослей и их шелестом, пением и криками птиц, дождем, запахом акации, прогретой солнечными лучами. Вскоре меня потянуло к переходу, ведущему иод землю. Я осознавал присутствие человеческих фигур, движущихся через низкие заросли. Они были нагие или почти нагие, а их кожа была сероватого цвета. Люди были вооружены примитивными орудиями, одно их которых имело форму крюка и выглядело очень угрожающе. Я проскользнул обратно в дом, к своему шестилетнему телу, нежившемуся в кровати.

Я провел некоторое время в сознании этого ребенка, проверяя, что он думал и чувствовал. Меня порадовало, что он был относительно спокоен и счастлив. Время, проведенное мною в годы детства в солнечном Квинсленде, было редким для меня периодом достаточно хорошего состояния здоровья и близости с другими людьми. Несмотря на то, что меня постоянно терзали частые непереносимые боли, бесконечно повторяющиеся, почти смертельные болезни и я находился в вынужденной изоляции от сверстников, я радовался. Этот мальчик, которым я был тогда, еще не знал, что его отец скоро будет переведен в Мельбурн, и что в Мельбурне мальчик будет умирать во второй раз, а затем и в третий, не проявляя никаких признаков жизни в больнице во время повторяющихся обострений двусторонней пневмонии. Я сосредоточился в намерении быть для него наставником и помощником, в котором он так отчаянно нуждался.

— Роберт, — сказал я, — ты пройдешь через это. Ты выживешь, несмотря ни на что, и станешь сильнее, сможешь учить других и помогать им. Всегда прислушивайся к снам. Они помогут тебе.

— Ты будешь писателем и сказителем, — пообещал я ему. — И люди полюбят твои истории. Ты найдешь свою сестру. Ты будешь любить девушек, и они будут любить тебя, хотя сейчас ты и стесняешься этого. Помни о снах, Роберт! — повторил я. — Сны помогут.

Когда я вернулся из этого австралийского путешествия в свос взрослое тело в Нью-Йорке и посмотрел на часы, стоящие рядом с кроватью, я понял, что прошло всего несколько минут. Занавеси на алькове слегка покачивались, как будто кто-то совсем недавно проскользнул через них. Я тут же вспомнил легенду племени сенека о поединке между шаманами сновидений. В ней старая ведьма заставляла молодого героя выполнить несколько невыполнимых на первый взгляд заданий, прежде чем прекратит покачиваться занавес из кожи, прикрывающий дверной проем, через который герой должен был выйти.

Встреча с собой в шестилетнем возрасте помогла мне окончательно осознать один из ценнейших даров сновидения. Как только мы понимаем, что во сне не связаны временем и пространством, то можем сознательно встречаться с самими собой в более молодом или старшем возрасте. Мы можем направить и подбодрить себя в прошлом, когда в своей детской жизни, возможно, так нуждались в этом во время боли, стыда или одиночества. Встречаясь с более мудрым собой в будутцем, мы можем получить совет в переломные моменты жизни. На семинарах я проводил все больше встреч людей с самими собой в прошлом и будущем, во время которых эти люди получали советы и дарили поддержку друг другу. В честь собственных путешествий я расставил на столе игрушечных солдатиков, которых так любил в детстве, вместе с мраморным стрелком и изображением черной собаки[26].

ПУТЕШЕСТВИЯ СЕРДЦА

Шаман Сердца напомнил мне, что следует обращаться к сердцу, а не к голове ради истинной мудрости и отваги. По мере развития моей деятельности учителя сновидений все больше путешествий, которые я предпринимал, сосредоточивались на сердце.

Я пригласил группу сновидцев побывать в лесах восточного Коннектикута. Я хотел, чтобы в этом путешествии мои ученики смогли открыть свои сердца. Я желал, чтобы они дали возможность свету их стремлений найти духовного учителя, друга души. Я надеялся, что они смогут достичь самого высокого уровня из тех, что возможны.

Я использовал слова Сахраварди, персидского мастера путешествий к сердцу души и частого гостя нефизических сфер.

Откинь завесу тьмы с моего сердца, Покажи мне сияние своего ослепительного лица[27].

Я сказал группе:

- Позвольте тоске по любимому, по другу, который никогда не покинет вас, прорваться лучом света из сердца и вознестись к небесам. Следуйте этому свету; идущему из сердца. Если вы отправитесь достаточно далеко, то встретитесь с дарующим ответы пламенем, спускающимся с небес, подобно длинному пальцу света. Там, где свет сердца встречается с небесным огнем, вы найдете учителя жизни.

Когда зазвучал барабан, я вошел в состояние множественного сознания. Я осознавал свое тело и поддерживал постоянство ритма, описывая круги в пространстве, обходя вытянутые ноги, огибая пламя свечей и предметы силы, расставленные на алтарной ткани, которую я расстелил в центре. Я следил за психическим пространством, проверяя его с помощью духов-хранителей и отслеживая перемещения энергии внутри и вокруг круга. Я помогал держать открытым коридор, который возносился к космическому пространству, находясь внутри него, и чувствовал, что стою внутри огромного пламенеющего кристалла, сверкающего миллионами огней. Я заглядывал в сны каждого из участников, чтобы проверить, как идут у них дела, помочь и поддержать в случае необходимости.

И конечно же, я отправился в свое путешествие. В той части моего сознания я парил над пробудившимся вулканом, стоящим на острове. Я понял, что вулкан — это Этна, а остров — Сицилия, выглядящая как в древние времена. Столб пламени вырвался из жерла вулкана, и я с огромной скоростью начал подниматься вверх, используя огненную энергию. Выше, выше, через множество слоев реальности, расположенных как слои свадебного торта, ощутимые и прозрачные для моего зрения, — и вот я увидел тьму в центре слепящего света, из которого непрерывно выходили божественные формы. Луч золотого света спускался ко мне оттуда.

Я продолжил возноситься на невообразимой скорости, все еще присматривая за группой и стуча в барабан. Когда я встретился с нисходящим светом, то увидел прекрасное золотое крылатое существо. Его лицо отдаленно напоминало мое, но совершенное, излучающее красоту7. Я стразу понял, что встретился с тем, кого йоруба называют небесным двойником. Я почувствовал непреодолимое желание улететь с этим существом и парить над мирами, чистыми, как в первый день творения. Он был мягок со мной.

— Мы посылаем тебе силу и исцеление, — сказал он, пояснив, что это необходимо, чтобы помочь мне преодолеть физические проблемы и продвинуться вперед в выполнении некоторых задач, которые я поставил не-

ред собой в этой жизни. Небесный двойник пригласил меня принять от него столько энергии, сколько я смогу:

- В конце концов, ты ангел.

Я был ошеломлен, хотя и помнил, что в греческом языке слово angelos означает «посланник» и что в каком-то смысле все люди являются ангелами по отношению друг к другу.

- Падший ангел? - уточнил я.

- Нет, не падший. Ты ангел, который упал.

Упавший ангел. Это мне нравилось больше[28].

ГОРНЫЙ ЛЕВ ПРИВОДИТ МЕНЯ К СЕРДЦУ

Две недели спустя я проводил семинар в институте Исален в Биг-Сюр, Калифорния, одном из самых прекрасных мест на Земле. Большой дом, где я вел занятия и видел сны, выходит фасадом на Тихий океан. С одной стороны прохладный ноток течет через каменные нагромождения, через водопады и впадает в океан. Чуть вдалеке, вдоль изгибов скоростной трассы, начинаются заросли красного дерева.

Участники семинара и я пережили удивительные приключения в Исале- не, путешествуя вместе в загробную жизнь, на Луну, вглубь Земли и в друтие времена и культуры. Но самое значительное приключение началось вполне обычным образом.

Я шел с тяжелой ношей к машине, оставленной далеко, на вершине холма из-за того, что парковочная площадка поблизости была заполнена автомобилями. Солнце палило, и я начинал уставать, по мере того как склон холма становился круче. Помощник предложил перенести часть вещей, за что я был ему весьма признателен.

Склон становился все круче, и я решил оставить чемодан и ноутбук, чтобы вернуться за ними позже. Теперь я нес только небольшую белую картонную коробку. Склон превратился в почти отвесную стену. Я знал, что мне необходимо подняться, но опор для рѵк и ног не хватало, и подъем был труден даже без багажа. Помощник куда-то исчез, и ничего другого не оставалось, кроме как действовать самому.

Я старался подняться. Затем подоспела помощь: мне сбросили сверху1 что-то вроде веревки. Когда я с благодарностью ухватился за ее конец, то заметил, что это был украшенный бусинами пояс, явно принадлежавший ирокезам.

Я не стал раздумывать над неожиданным возвращением связи с ирокезами в мою жизнь — на другом конце континента. Я взялся за пояс и

подтянулся. Подъем стал очень легким, так как тот, кто помогал мне, тянул меня вверх с неимоверной силой.

Когда я оказался на вершине, я увидел своего благодетеля. Это была... Горная Львица, державшая другой конец пояса в зубах. Она была прекрасна и целеустремленна. Когда она помогла взобраться на вершину, то лизнула меня и потерлась об меня всем своим телом. Затем вошла в мое сознание. Ее послание не было облечено в человеческие слова, оно было передано на языке чистой и бесконечной любви.

Настало время открыть коробку, которую я нес. Я так и сделал. Внутри коробки я увидел живое сердце — настоящее, мягкое человеческое сердце, наполненное жизныо.

Львица сообщила мне, что следует делать дальше. Я должен поместить бьющееся сердце на самую высокую точку', чтобы его удары разносились во всех направлениях. Когда я сделал это, то почувствовал волны целительной энергии, расходящиеся вокруг, через широкий залив, через горы, леса, пустыни, скоростные трассы и районы больших городов, неся исцеление и открывая заново пути души.

Когда я пробудился от этого сна, то почувствовал свет на лице. Это был яркий свет полной луны, освещающий из-за океана мою комнату. Мое сердце сильно билось в такт ритмам волн, разбивающихся о скалы.

На рассвете я отправился к ущелыо. Переходя ущелье но дощатому мосту; окутанному брызгами морской воды, я почувствовал прилив радости, той радости, которая вызывает слезы на глазах и заставляет упасть на колени. Преклонив колени на узком мосту, я почувствовал присутствие древних, окруживших меня. Они осматривали меня, ища подтверждение моих намерений.

— Я помогу7 людям вернуться на пути души, — пообещал я. — Я помогу им видеть сны вместе с Примирителем. Даю слово.

Я почувствовал неимоверную волну энергии поддержки, вливающейся в мое сердце. Я перешел мост и возжег табак для Настоящих Людей около дерева — Стража врат, где предыдущие посетители оставили небольшие приношения в виде монет, сластей и цветов. Когда дым распространился по ущелью, в моем сознании пронеслись слова, сказанные на древнем языке Островной Женщины:

— Ты будешь тем, кто ты есть, — опорой и поддержкой для людей. Ты поможешь людям увидеть последствия их действий вплоть до седьмого поколения.

Водяная пыль в воздухе уплотнилась, складываясь в фигуры индейцев, старейшин и праматерей. Над ними, вровень с лесом, возвышалась огромная фигура с рогами[29].

В ПОИСКАХ ИСТИННОГО СЕВЕРА

Эта книга была «зачата» при встрече со Львом. Она росла внутри пространства, которое было открыто мне во время другой встречи - с древними сновидцами. Это произошло одним вечером того же года, когда ко мне обратился Горный Лев, когда все медведи в снежной стране уже посапывали в берлогах, погрузившись в долгий зимний сон.

Я иду с Кэрол, еще одной мой сестрой по сновидениям, талантливой целительницей и учителем сновидений, но освещенной солнцам местности. Я произношу сочиняемую на ходу молитву Матери-Земле. Последний стих состоит из шести строк. Я повторяю их и играю с ними, переходя на невнятное бормотание, когда не вспоминаются правильные слова. Я замечаю, что мы припаи в красивое место. Я вижу крутой спуск к пещере, где недалеко от воды растет старое дерево.

Я спускаюсь к этому дереву. Его корни выходят на поверхность, возвышаясь на пару футов, меня завораживают узоры, составляемые ими. Я знаю, что существует нечто огромной ценности в корнях этого дерева и это нечто может принести совет и исцеление многим, многим людям. Я представляю себе людей, ожидающих дара из пространства, и вижу множество разных семей.

За вход в сокровищницу внутри древнего дерева необходимо платить. Я должен завершить песню, ту песню, которую сочинял для Праматери.

Я проснулся в возбуждении, но и в растерянности, потому что не завершил песню. Простая мелодия, но даже те несколько слов, которые я смог сложить во сне, не приходили на память после пробуждения. Я позвонил Кэрол. В конце концов, она была частью сна.

— Я как Винни Пух, — сказал я Кэрол. — У меня есть какое-то жужжание, но мне нужны «слова».

Когда я объяснил, что мне нужно вернуться обратно в сон, чтобы завершить песню и открыть врата в дереве, она не медлила ни секунды. Она схватила барабан, села в машину и приехала.

Через несколько минут после се прибытия я уже лежал на полу своей «пещеры» — в подвальном помещении городского дома, где я пишу и иногда веду небольшие группы.

Мои глаза были закрыты повязкой, и я наслаждался роскошной возможностью полностью отдать себя путешествию, пока кто-то другой стучит в барабан для меня.

Когда зазвучал барабан, я перенесся обратно в пространство сна. Я чувствовал запах земли и наслаждался упругостью высокой, мягкой травы, приминаемой и сразу же вновь выпрямляющейся под ногами. Смотря вниз, я видел отпечатки медвежьих лап на земле: пятку и четко отпечатавшиеся пять пальцев. Я чувствовал, как медведь ступает но земле своими лапами — совсем как человек. Я снова взглянул и без малейшего удивления заметил, что медвежьи следы оставлял я сам.

Мне была необходима песня. Пока я шел, ритмы двигались со мной. Теперь слова втекали в мое сознание без всяких усилий.

Я иду вместе с Матерью, Я плыву по ее коже.

Я и дитя ей, и любовник, Внутрь продвигаюсь все глубже.

И следующая строфа:

Я восхвалю небо над ней, Я восхвалю ее глубины, Я вижу сны с Матерью, Она поднимает меня из сновидений Пущины.

И третья, завершающая строфа:

Шагай легко по Матери, Позволь разлиться ее милосердию.

Восхваляй ее и служи ей, Окутай мир восхищением.

Восхваляй ее и служи ей, Окутай мир восхищением.

Распевая песню, я вернулся к древнему дереву. Врата среди корней открылись, и я оказался в другом мире. Большая семья медведей собралась вокруг костра. Меня пригласили присоединиться. Теплота их гостеприимства и признания наполнили мое сердце радостью.

Этим миром правит Мать. Она предстала в виде охквари, Матери Медведицы. Она предлагает мне исцеление.

Она попросила снять мою шкуру. После того как я сделал это, то заметил, что это очень мохнатая медвежья шкура, выглядящая скорее кремово- серой, чем чисто-белой. Она хотела, чтобы я лег на огонь, подобно туше на вертеле. Я согласился па это. Я ожидал, что семья медведей съест меня. Вместо этого они вылизали и очистили меня зелеными травами.

Затем Мать Медведица приказала вновь надеть белую медвежью шкуру и посадила к себе на колено. Я был примерно в четыре раза меньше ее. Она покачивала меня как ребенка, и я всхлипывал, пока молоко ее исцеления и сострадания струилось по мне. Я окреп, наполнился вдохновением. Она положила лапы на мою руку, чтобы закрепить связь с целительным медвежьим даром и моей способностью ощущать и исцелять при помощи своих руте.

Ома пригласила меня погрузиться глубже в ее мир. Ома показала своего рода пещеру творения — умиротворяющее помещение, стены которого были частично сложены из земли, частично — из обработанных камней. Оно хорошо освещалось через круглое отверстие, расположенное вверху. Я видел простой грубый стол из дерева, по которому были разбросаны игрушки, ремесленные и письменные принадлежности. Я подумал, что мне следует приходить сюда, чтобы писать то, что должно быть написано с моей помощью[30].

Я приводил многих людей посмотреть на врата в дереве, чтобы они получили исцеление в реальности Праматери, установили связь с животными- стражами, чтобы нашли Настоящий север — безошибочно указывающий направление компас, который мы получаем в свое распоряжение, когда живем своим сердцем и в согласии с глубинной мудростью Земли.

Я написал эту книгу в том пространстве, которое открыла для меня Праматерь в корнях древнего дерева. Если вы ищете переход в Другой мир, ищите его в дереве. Оно может расти у вас на заднем дворе, в вашем районе или быть тем деревом, память о котором вы сохранили из детства или привезли из отпуска, проведенного в другой стране. Оно может быть деревом из ваших снов. Любое дерево может оказаться осью мира, лестницей между мирами. Врата в дереве всегда могут привести нас из Мира теней в Реальный мир.

Нам откроется гораздо больше после того, как мы пройдем через врата ирокезского времени сновидений и узнаем, как создаются и обновляются миры.

II часть

ИРОКЕЗАМ СНИТСЯ МИР

Глава 7. Код истории и внутренние песни

Глава 8. Падающая Женщина создает мир

Глава 9. Битва Близнецов

Глава 10. Зеркало Гайаваты

В моей груди вновь открывается рана, когда звезды сходят на землю и сближаются с моим телам.

Й о р г о с С Е ф Е р и с «Роман-миф»

* * *

Есть волшебные истории, которые должны быть написаны для взрослых, истории, которые все еще находятся в зародышевом состоянии.

Андре Бретон ♦Манифест сюрреализма»

* * *

Сон есть исток всей метафизики, это исток богов. Фридрих Ницше «Книга для свободных умов*

* * *

Произнеси мое имя в зарослях, и я вновь предстану перед тобой.

Обещание Примирителя (ирокезы)

Глава 7


9837795360162167.html
9837850486270563.html
    PR.RU™